История российского автопрома

История российского и советского автомобилестроения – явление многогранное, малоизученное и, в связи с этим, чрезвычайно увлекательное. Немногочисленные имена отечественных авторов – профессиональных историков, посвятивших себя данной проблематике, так или иначе известны, их работы доступны. Гораздо реже мы говорим о тех, кто оставался «за кадром», кто инициировал развитие данного научного направления. Сегодня, в преддверии юбилейной даты российского автопрома, хочется отдать дань уважения государственному подходу руководителей Волжского автомобильного завода, понимавшим и фиксировавшим роль Волжского автозавода в истории как российского автопрома, так и страны в целом.

Еще 70-е гг. ХХ в. была предпринята первая попытка написания монографического исследования по истории Волжского автомобильного завода, осуществленная по заказу генерального директора Волжского объединения В.Н. Полякова. Его автором выступил начальник планового экономического отдела дирекции ВАЗа Б.Н. Кацман. Отдельные главы были опубликованы в журнале «ЭКО», но выпустить в свет книгу удалось только в 2005 г.

В работе были освещены вопросы сотрудничества с FIAT, сооружения строительной базы, поставки оборудования, доработки конструкции автомобиля и др. Несмотря на субъективность многих оценок, это был первый опыт создания исторического труда по данной проблематике. В 1983 г. увидела свет монография Е.И. Пивовара «Советские рабочие и НТР. По материалам автомобильной промышленности СССР, 1966-1975». В ней на основе эмпирического материала ВАЗа, КамАЗа и ГАЗа рассматривались количественные изменения в рядах рабочих, источники и формы пополнения рабочих кадров, как в самой автомобильной отрасли, так и на отдельных предприятиях.

Для привлечения внимания к проблемам автопрома и непосредственно автозавода в 2002 г. совместным решением президента-генерального директора ОАО «АВТОВАЗ» А.В. Николаева  и экс-мэра г. Тольятти, ректора Тольяттинского государственного университета С.Ф. Жилкина на базе университета была создана Лаборатория социальной истории, ключевым направлением деятельности которой стало изучение истории АВТОВАЗа как составной части российского автопрома. Под патронатом А.В. Николаева, а с 2003 г. и председателя Совета директоров ОАО «АВТОВАЗ» В.В. Каданникова, в 2003 и 2005 гг. предприятие совместно с университетом провело две всероссийские конференции «История ОАО «АВТОВАЗ»: уроки, проблемы, современность», объединивших на своих площадках всех российских и многих зарубежных авторов, так или иначе связанных с историей российского автомобилестроения.

К 40-летию ОАО «АВТОВАЗ» был успешно реализован проект по созданию научной истории завода, осуществленный под руководством д.и.н., профессора Р.Г. Пихои. В монографии, при написании которой использовался собираемый с начала 2000-х гг. источниковый материал, рассматривались вопросы строительства тольяттинского автогиганта, его развития в советское и постсоветское время.

Пользуясь случаем, выражаем свое уважение и благодарность лидерам советского и российского автопрома, давшим импульс развитию актуального направления отечественной исторической науки.

__________________________________________________________________________________

К 125-летию первого российского автомобиля

Создателями первого российского автомобиля считаются инженеры Евгений Александрович Яковлев (1857-1898 гг.) и Петр Александрович Фрезе (1844-1918 гг.): 1 (14) июля 1896 года на Нижегородской промышленно-художественной выставке они представили первый автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, изготовленный в нашей стране. Силовой агрегат автомобиля был изготовлен на механическом заводе Яковлева, а ходовая часть – на экипажной фабрике Фрезе в Петербурге.

                  

Экипажная часть первого российского автомобиля по конструкции следовала традициям легких конных колясок. Колеса с деревянными ободьями и сплошными резиновыми шинами вращались не на шариковых подшипниках, а на бронзовых втулках. Их опорная поверхность должна была быть большой, и отсюда массивные ступицы.

Рессорная подвеска неразрезных осей тогда отличалась очень большим разнообразием конструкций, нередко довольно сложных. Простейшая конструкция для легких открытых экипажей (на 2-4 человека) – на четырех продольных полуэллиптических рессорах. Большое число листов со значительным трением между листами (своего рода фрикционный гаситель колебаний) позволяло обходиться без амортизаторов. На легких экипажах часто не было рамы. Передняя и задняя балки шарнирно соединялись двумя продольными тягами, образуя, как говорили тогда, «ход». Кузов же с каркасом из деревянных гнутых брусьев представлял собой самостоятельную несущую систему, которая соединялась с «ходом» через рессоры. Колеса, оснащенные сплошными резиновыми шинами, плохо поглощали дорожные толчки, особенно при езде по булыжным мостовым. Поэтому колеса приходилось делать как можно большего диаметра (1200-1500 мм).

В конных экипажах поворот осуществлялся передними колесами. Оглобли соединялись с наружными частями ступиц, а сама ось с колесами поворачивалась на вертлюге относительно кузова. При этом передние колеса заходили под так называемый «гусь» (передок кузова), а их приходилось делать диаметром меньше, чем задние, чтобы «гусь» и расположенные над ним козлы не были очень высокими. Но в конце XIX века некоторые экипажные мастера начали устанавливать передние колеса на поворотных шкворнях. А поскольку на поворотах колеса катились по дугам разных радиусов, то пришлось изобрести специальные механизмы, известные как система Аккермана или трапеция Жанто (по имени своих создателей).

Этим принципам следовали многие экипажные мастера, их же придерживался и П.А. Фрезе при разработке шасси автомобиля. Он внимательно изучил патент К. Бенца, который тот получил в 1893 г., и нашел собственное решение. Фрезе поместил рессоры подвески передних колес рядом с колесами, как у задних, не поворачивающихся колес. Передние рессоры поворачивались вместе с колесами относительно шкворней, причем шкворни П.А. Фрезе предусмотрел не только в балке передней оси, но и в расположенной над ней поперечине, жестко связанной с каркасом кузова. На ней же крепилась рулевая трапеция, высоко поднятая над дорогой и таким образом не подверженная ударам о возможные препятствия. Для сравнительно легкой (320 кг) коляски П.А. Фрезе выбрал деревянные колеса, полагая, что булыжная мостовая требует более прочной их конструкции. Колеса велосипедного типа были бы проще, но в Петербурге тогда еще не существовало велосипедных фабрик, где можно было бы заказать колеса. Фирмы же «Дукс» и «Лейтнер» находились достаточно далеко: в Москве и Риге.

Естественно, что колеса оснащались сплошными резиновыми шинами, так как петербургская фирма «Треугольник» обратилась к производству пневматических шин лишь в 1898 г., два года спустя после экспериментов французского фабриканта Мишлена. Что касается двигателя и трансмиссии, то Е.А. Яковлев пошел по пути К. Бенца, однако он исправил некоторые его ошибки и сделал двигатель более легким. Во всяком случае, масса машины, построенной им вместе с П.А. Фрезе, оказалась такой же, как у малой модели «Вело» К. Бенца, выпуск которой начался в 1894 г. Важно также отметить, что немецкий и российский автомобили имели почти одинаковую колесную базу и сходную конструкцию. Но российский был шире по колее, оснащался более тяжелыми деревянными колесами (на немецком – велосипедного типа) и комплектовался складным кожаным верхом. Это означало увеличение массы на 50-70 кг по сравнению с конструкцией К. Бенца.

Е.А. Яковлев существенно облегчил двигатель и трансмиссию, в частности выполнил собственно двигатель меньших, чем у К. Бенца, размеров. Моторы «Бенца», устанавливаемые на модель «Вело», при рабочем объеме 1045 куб.см, развивали мощность 1,5 л.с. при частоте вращения коленчатого вала 450 об/мин, а с 1896 года. – 2,75 л.с. при частоте вращения 600 об/мин. У Е.А. Яковлева эта мощность составляла 2 л.с. Е.А. Яковлев, так же как и немецкий изобретатель, снабдил свой двигатель испарительной системой охлаждения. При работе двигателя вода постоянно кипела, пар поступал в конденсатор, где охлаждался и конденсировался в воду. Но часть воды испарялась. Любопытно, что Т. фон Либих, в 1894 г. совершивший на автомобиле «Бенц-Виктория» с аналогичной системой охлаждения пробег из Райхенберга в Мангейм и обратно, расходовал на 100 км пути 21 л бензина и 150л (!) воды. Запас воды (около 30 л) у Е.А. Яковлева размещался в двух боковых латунных баках. Сам же конденсатор в виде горизонтального длинного цилиндра размещался за спинкой сиденья. По примеру К. Бенца, Е.А. Яковлев изготовил и испарительный карбюратор. На снимках машины видна его нижняя часть со сливным краником. Этот карбюратор напоминал вертикальный цилиндрический бачок диаметром около 200 мм. Он подогревался отработавшими газами, бензин испарялся, насыщая парами проходивший через бачок воздух. Состав рабочей смеси мог быть изменен в смесителе, где она при необходимости объединялась добавочным воздухом. Для регулирования ее состава служил поворотный рычажок, выведенный под сиденье водителя. Количественной регулировки смеси, поступающей в цилиндр, не было, как и опережения зажигания. Электрическое зажигание осуществлялось от батареи и индукционной катушки с электромагнитным прерывателем (разновидность катушки Румкорфа).

Указанные особенности конструкции не позволяли регулировать частоту вращения двигателя применительно к нагрузке на него и по пути предопределяли его работу как бы в стационарном режиме. Управлять его работой можно было, либо сильно обогащая смесь, либо создавая пропуски в подаче тока на свечу. Такие действия были необходимы при переключении передач.

Автомобили К. Бенца, Е.А. Яковлева и П.А. Фрезе располагали сходной по конструкции трансмиссией, принципиальная схема которой была заимствована от станков. Она состояла из двух ремней (у К. Бенца – кожаных, у Е.А. Яковлева – из прорезиненной ткани), работавших на ступенчатых шкивах. Каждый соответствовал низшей и высшей передачам, и каждый имел холостой ход. Передвижением ремней и, тем самым, переключением передач управляли с помощью двух рычажков на вертикальных осях, расположенных справа и слева от рулевой колонки. Пробуксовка ремней при переключении заменяла действие механизма сцепления.

Для передачи крутящего момента на ведущие колеса служили две цепи. Их связывал промежуточный вал с закрепленными на нем шкивами. Но вал этот был сделан разрезным и его полувалы связывал дифференциал. Максимальная скорость первого русского автомобиля составляла 20 верст в час.

К сожалению сейчас уже невозможно установить сколько автомобилей было изготовлено заводом Яковлева и фабрикой Фрезе, хотя из анализа конструкции автомобиля с учётом широкой унификации деталей, узлов, материалов, имеющимися на рынке того времени, можно сделать вывод, что конструкция автомобиля была создана для серийного производства.

После кончины Е.А. Яковлева его наследники утратили интерес к производству моторов, и фабрика Фрезе некоторое время комплектовала экипажи покупными агрегатами различных фирм, а затем она была продана Русско-Балтийскому вагонному заводу – тому самому предприятию, с которого и началось промышленное автомобильное производство в Российской империи.

Своё новое рождение автомобиль Яковлева и Фрезе получил в 1996 году, когда группа энтузиастов во главе с главным редактором журнала "Авто-ревю" Михаилом Подорожанским изготовили реплику автомобиля, представив её на Московском международном автомобильном салоне.

В историю мирового автопрома автомобиль Яковлева и Фрезе вошёл как первый российский автомобиль, а инженеры Евгений Яковлев и Пётр Фрезе как зачинатели российской автомобильной промышленности.

Статья подготовлена по материалам

портала DRIVER.RU

______________________________________________________________________

Е. Ю. Прокофьева,

доктор исторических наук, профессор, Самарский государственный университет

 

ИСТОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА ПЕРВЫХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АВТОМОБИЛЕЙ

(1896–1920 гг.)

 Автомобильная промышленность России в  своем становлении прошла стадии единичного/штучного (1896–1924  гг.) и  серийного (1924–1932  гг.) производства, достигнув к 1932 г. массового (по грузовым автомобилям). Во времени эти стадии заняли отрезок длинною примерно в 30–35 лет, причем следует заметить, что внутри него имелись существенные разрывы, вызванные Первой мировой войной, революционными событиями 1917 г. и гражданской войной.

Единичное производство было освоено в России до 1917 г. В историографии советского периода широко пропагандировалось мнение о том, что в «царской» России автомобильной промышленности не существовало [1; 2; 3]. Оно было обусловлено программным заявлением И. В. Сталина в докладе «Итоги первой пятилетки» 7 января 1933 г. на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б). В нем И. В. Сталин перечислил те новые отрасли промышленности, которые возникли в СССР благодаря форсированной индустриализации: «У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны, у нас она есть теперь. У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь….Всё это привело к тому, что из страны слабой и не подготовленной к обороне Советский Союз превратился в страну могучую в смысле обороноспособности, в страну, готовую ко всяким случайностям, в страну, способную производить в массовом масштабе все современные орудия обороны и снабдить ими свою армию в случае нападения извне» [4, c. 178].

Нет необходимости оспоривать отсутствие массового производства автомобилей в имперский период истории России. Оно очевидно. Однако невозможно и отрицание процессов зарождения отечественной автомобильной индустрии до 1917  г. Начиная с 1896 г. в России стал развиваться новый вид общественного производства — производство автомобиля, который имел возможность в перспективе преобразоваться в самостоятельную отрасль.

С полным текстом  статьи можно ознакомиться по ссылке:

https://cloud.mail.ru/public/v3D8/zwxLzhPSG

________________________________________________________________________

История российского автопрома 2016 год.
Объединение автопроизволителей России представляет видиофильм.
скачать по ссылке:
______________________________________________________________________________
21.10.2020

LADA Ижевск: 55 лет истории

 
21 октября 2020 года LADA Ижевский автомобильный завод, входящий в Группу АВТОВАЗ, отмечает свой 55-летний юбилей: в этот день в 1965 году был подписан приказ об организации автопроизводства в Ижевске.
На строительстве автозавода работали люди и техника из 22 городов СССР, впервые в стране при строительстве корпусов были использованы вертолеты. Генеральным подрядчиком оснащения Ижевского автозавода выступила французская государственная компания Renault.
Производство автомобилей в Ижевске началось с модели «Москвич-408»: первый седан был собран в декабре 1966 года. В дальнейшем в модельный ряд вошли «Москвич-412», Иж-2125 «Комби» (первый советский лифтбек), Иж-2715 (первый советский легкий коммерческий фургон), Иж-27151 (пикап), Иж-2126 «Ода». В начале 2000-х было подписано соглашение с АВТОВАЗом о производстве в Ижевске моделей LADA: здесь выпускались LADA 2106, 2104 и 2107.
В 2011 году предприятие вошло в состав Группы АВТОВАЗ. Это событие дало мощный импульс развитию Ижевского автозавода: в 2012 году стартовало производство седанов LADA Granta, в 2014 году – лифтбеков Granta; также был налажен выпуск автомобилей на платформе Альянса Renault-Nissan.
25 сентября 2015 года с конвейера LADA Ижевск сошел первый серийный автомобиль LADA Vesta. Для этого проекта в прессовом производстве появилась роботизированная линия особо крупной штамповки, с нуля был построен цех литья пластиковых комплектующих, появился новый цех для сварки кузовов Vesta, модернизировано производство окраски и сборочный конвейер.
В 2017 году семейство Vesta пополнилось двумя моделями – LADA Vesta SW и LADA Vesta SW Cross. Именно Vesta SW Cross стал 5-миллионным ижевским автомобилем, выпущенным в декабре 2017 года. 25 апреля 2018 года началось производство седана LADA Vesta Cross.
К настоящему моменту реализовано более 450 тысяч LADA Vesta всех модификаций. Модель уверенно входит в первую тройку самых продаваемых автомобилей в России, среди ее профессиональных наград – 5 премий «Автомобиль года в России» и 5 премий «Золотой Пегас» по итогам Гран-При журнала «За рулем». Лидирует LADA Vesta и в российском автоспорте: пилоты команды LADA Sport ROSNEFT стали чемпионами в личном и командном зачетах в классах «Туринг» и «Супер-Продакшн» по итогам сезона 2020 года.
В день 55-летия автозавода LADA Ижевск состоятся два мероприятия: торжественное открытие мемориальной доски, посвященной основателю предприятия Д.Ф. Устинову, и автопробег по улицам Ижевска. В одной колонне с автомобилями из заводского музея проедут новейшие LADA Vesta – наследники и продолжатели 55-летней истории Ижевского автозавода.