Интервью

16 октября 2020

И.Коровкин

Интервью ученому-исследователю Университета Эдинбурга Хасану Муслемани по вопросу применения «зеленой стали» в автомобилестроении

 Х.Муслемани – «Зеленая сталь» превратилась в последнее время в горячую тему металлургического сообщества. Точное определение этого термина пока не установлено, он относится к стальной продукции с минимальным углеродным следом (в абсолютных величинах или относительно базового уровня). Центр бизнеса и изменения климата при Университете Эдинбурга проводит академическое исследование с целью изучить вероятность того, что автомобильная промышленность может стать потребителем зеленой стали. Соответственно, мы пытаемся оценить отношение потребителей к покупке автомобилей, сделанных из «более зеленой» стали. Признавая, что увеличение цены стали оказывало бы сильное отрицательное воздействие на ее конкурентоспособность, мы тем не менее полагаем, что всегда найдется сегмент потребителей. готовых заплатить лишние деньги за осознание того, что сталь в их машине – «зеленая». Какова, по вашему мнению, ожидаемая готовность потребителя платить за автомобили, сделанные из зеленой стали?

 И.Коровкин – Потребитель всегда хочет платить меньше, однако цены на автомобили ежегодно растут – в частности, вследствие внедрения в конструкцию автомобиля новых материалов. Стоимость применения зеленой стали будет зависеть от способа ее использования. Если это индивидуальное производство, повышение цены автомобиля может быть значительным при абсолютно незаметном для пользователя улучшении его потребительских свойств. При массовом же производстве, внедрение зеленой стали вряд ли привело бы к увеличению стоимости автомобиля более чем на 3-4%. Это не вызвало бы отторжения со стороны потребителя, но позволило бы производителю рекламировать себя как борца за экологию. И здесь возникает самый важный, на наш взгляд, вопрос: где будет реализована экономическая эффективность зеленой стали? Весьма вероятно, что только в ее производстве, не считая добычу руды и выплавку чугуна.

Х.Муслемани – Чему нас учит рост рынка электромобилей?

 И.Коровкин – Трудно говорить об интенсивном росте продаж электромобилей в России. Количество новых электромобилей, проданных на российском рынке за первые девять месяцев 2020 года, составило всего около 300 штук, а общая численность парка электромобилей в России (без учета обычных гибридов) к настоящему времени слегка превышает 3000 штук. Самым показательным примером использования электромобилей является эксплуатация электробусов (более 300 штук) в Москве. Правительство Москвы преследует при этом две цели: во-первых, устранение транспортных пробок из-за массового использования троллейбусов (сняты с городских маршрутов с сентября 2020 года); во-вторых, снижение загрязнения городского воздуха путем снятия с эксплуатации автобусов с двигателями внутреннего сгорания.

 Х.Муслемани – Какие финансовые механизмы могут понадобиться автопроизводителям, чтобы обеспечить хеджирование от неопределенности спроса?

 И.Коровкин – Финансовые механизмы, которые могли бы повлиять на спрос, могут включать в себя сокращение акцизов на продажи автомобилей, снижение транспортных налогов и субсидирование части затрат на покупку зеленой стали.